Неизвестный подвиг

Записала Мира КОРОЛЕВА.

В эти дни торжественно отмечается 60-летие победоносного разгрома фашистских войск под Сталинградом.

Борис Дмитриев и его подвиг00:00 31 января 2003
Рейтинг: +1

ноября 1942 года залпы «катюш» возвестили о начале контрнаступления советских войск под Сталинградом. На пятый день наступления армии трeх фронтов соединились. Одна из главных целей операции «Уран» была достигнута — крупная группировка противника оказалась в сталинградском котле. Ещe предстояло сдержать ответный удар врага, пытавшегося вырваться из окружения. Но финал был уже ясен и самим фашистам, и всему миру. И все-таки победа далась ценой огромных жертв. И стала возможна благодаря бесчисленным подвигам советских солдат и офицеров. Многие из них описаны в книгах, журналах и газетах. Но, наверное, еще больше их до сих пор почти безвестны. Вот и наша землячка, депутат Государственной думы России Елена Мизулина, совсем недавно узнала о том, какой подвиг в Сталинградской битве совершил ее отец, Борис Михайлович Дмитриев. О том, что отец за- — щищал Сталинград и получил там серьезные ранения, я знала всегда, — говорит Елена Борисовна. — Но о том, какой подвиг он совершил, нам, его детям, стало известно лишь в прошлом году. Отец не любил рассказывать о войне, наверное, потому, что там погибли почти все его близкие боевые товарищи. Любые воспоминания бередили душу. Очень редко отец доставал свои фронтовые фотографии. На всех он был в кругу друзей. Достанет, посмотрит — этот погиб, этот, тот вскоре скончался от ран — и начинает страшно переживать. Сам Борис Михайлович получил осколочные ранения в голову, некоторые осколки не удалось извлечь, и он так жил с ними до конца своих дней. Но когда отец умер, — а ушел он из жизни довольно рано, на 55-м году жизни, сказались фронтовые раны,- у нас, его детей, появилась потребность узнать больше о его военном прошлом. Мы посылали запросы в архивы города Буя, который теперь относится к Костромской области (раньше это была Ярославская область), где отец состоял на учете, и столкнулись с бездушием работников военкомата: никаких сведений нам не прислали. И только после многолетних поисков и запросов в разные инстанции в апреле прошлого года нам из военно-исторического архива в Москве прислали скупую справку, которая тем не менее красноречиво свидетельствует о том, какой подвиг совершил отец. Это копия представления к награде Бориса Михайловича Дмитриева, за подписью командира полка. «В боях на Сталинградском фронте 12 декабря 1942 года, когда немецкая армия перешла в наступление у завода «Баррикада» в стыке флангов между 95-й стрелковой дивизией и 138-й стрелковой дивизией, тов.Дмитриеву было поручено с 12 красноармейцами удерживать продвижение противника. Выполняя приказание командования, тов. Дмитриев занял один из дзотов у завода «Баррикада» и сдерживал противника 14 суток. Несмотря на то, что противник сумел отрезать его отряд, тов. Дмитриев со своими товарищами выдержал ожесточенный натиск и тем самым выполнил поставленную задачу. За время этих боев тов.Дмитриев лично уничтожил 172 немецких солдата и офицера. За мужество, стойкость и проявленные при этом героизм достоин награждения орденом Красного Знамени». Было тогда Борису Михайловичу 24 года. Отец был призван в — армию еще перед войной, в 1938-м году, а до этого работал на железной дороге, возглавлял бригаду слесарей. Отец вообще был очень энергичным, активным человеком, всегда во всем старался быть первым. А еще он был необыкновенно сильным — реку переплывал играючи, даже после войны, после страшных ранений он мог руками гнуть толстенные металлические прутья. Помню, ладонь у него была такая, что моя детская ручонка просто терялась в ней. — После призыва отца направили служить на Тихоокеанский флот, и там он встретил войну. В Сталинград его бросили в составе роты морской пехоты. Очень много погибло в первые же дни контрнаступления, осталось меньше одной четверти. А потом отец и еще 12 человек по приказу командования две недели держали высоту в районе завода «Баррикада». Отрезанные от своих, практически без пищи и воды. Многие читали о доме Павлова в Сталинграде, когда наши воины держали оборону. Так вот, таких подвигов было немало, и отец со своими боевыми товарищами совершил один из них. Отец получил 5 пулевых и осколочных ранений в голову, штыковое ранение в грудь, был контужен, получил отравление газом. Впервые во время Великой Отечественной войны немцы применили газ под Сталинградом, и вот об этом, я помню, отец нам рассказывал. Это, по его словам, было самое страшное. После всех тяжелых ранений отец год лежал по госпиталям, потерял память, а маме и его родителям домой пришло извещение, что он погиб. Лишь через год, когда память восстановилась, смог сообщить родным, о себе. Вернулся домой инвалидом второй группы, его постоянно мучили страшные головные боли, было огромное давление — свыше 240, прибор для измерения давления зашкаливало, говорят, такое давление было только у Черчилля. А он с ним свыкся, с этим давлением, и с постоянными головными болями, и еще долгие годы активно трудился. Единственное, чего боялся, что станет беспомощным, залежится. И Бог дал ему быструю смерть. После войны отец воз- главлял отдел в райко- ме партии, и его бросали на самые трудные участки, где нужна была кристальная честность. Он и свои ранения долго скрывал. Вообще папа был очень скромным человеком. Я помню незадолго до его смерти впервые торжественно отмечалось тридцатилетие Сталинградской битвы, ему позвонили из военкомата и пригласили получить подарок. Отец не пошел. Он сказал: «Я воевал не для того, чтобы получать подарки, а для того, чтобы моим детям жилось хорошо». Он был человеком огромного жизнелюбия и доброты к людям. Когда уже не смог активно работать, стал разводить яблоневый сад. Причем деревья сажал везде вокруг дома, как другие сажают декоративные кусты, и всех туда пускал. Занялся выведением новых сортов яблок. Увлекался рыбалкой и стал лучшим рыбаком в нашем небольшом городке. Даже примета такая у горожан появилась: если Борис Михайлович пошел на рыбалку, будет отменный клев. Одно из самых ярких впечатлений раннего детства, как отец подцепил огромного сома и тот два часа его таскал вместе с лодкой. Наверное, полгорода собралось на мосту и на берегу, и все смотрели. И в конце концов отец переборол рыбину. Еще был заядлым охотником. Причем охтником очень совестливым, никогда не трогал мать с детенышами. Но случалось, что другие охотники, может быть, и случайно убивали самку, и отец детенышей брал домой. В доме у нас постоянно жили волчата, лисята, даже медвежонок одно время жил. Вообще отец мне очень много дал в жизни. Он меня в детстве учил быть сильной, никого не обижать и себя не давать в обиду. И в меня ни один мальчишка даже снежком не бросил, разве что в самом раннем детстве, потому что, если на меня нападали, я всегда очень яростно начинала защищаться. Мы с ним очень много общались, говорили о жизни. Он умер, когда мне было 20 лет, и все равно я постоянно ощущала, что мне не хватает его советов. Он был очень мудрым человеком. Огромное влияние папа оказал и на моих братьев и сестру и даже на своих внуков, многих из которых он никогда не видел. Сейчас один из моих племянников, одиннадцатилетний мальчик, оставшийся сиротой, решил продолжить путь, начатый дедом, и учится в кадетском корпусе в Кронштадте. А у меня, наверное, еще потому такое трепетное отношение к нашим ветеранам, что, общаясь с ними, я всегда вспоминаю отца.

Комментарии к статье:

Имя * (до 50 символов):
Комментарий * (до 500 символов):

Для зарегистрированных пользователей ограничения по количеству символов в тексте комментария нет.