Морочат пенсионерам головы

Валентина ГУСЕВА.

У каждого времени года есть своя любимая тема. Осенью обычно среди самых важных возникает одна, но животрепещущая грядущее повышение пенсий. Старики жадно вглядываются в экраны телевизоров, вчитываются в строки газет, с карандашом в руках высчитывают будущие прибавки и… Всякий раз ошибаются.

Русакова Людмила Ивановна пошехонье00:00 5 октября 2007
Рейтинг: +1

Убедиться в этом мне помог всего один вопрос, который я в течение недели задавала самым разным людям: «Прибавки ждете?»

БАБУШКА-ОПТИМИСТКА

На мой вопрос Валентина Михайловна Сухарева ответила: «Нет, не жду! А зачем мне? Я и так хорошо получаю...»

Проработав более сорока лет учительницей начальных классов, Валентина Михайловна, по ее словам, заработала неплохую пенсию. Кроме того, более десяти лет назад она перенесла тяжелую операцию, которая, слава Богу, прошла успешно, Валентина Михайловна поправилась, но получила вторую группу инвалидности и, естественно, прибавку к пенсии, она даже отказалась от соцпакета, так как дорогими лекарствами не пользуется, в санатории не ездит, а недорогие лекарства и сама купить в состоянии.

Два года назад Валентине Михайловне исполнилось восемьдесят лет, поэтому она также получает надбавку за возраст. Вместе, и в самом деле, складывается приличная сумма, да и запросы у пенсионерки скромные.

Желание многих нынешних пенсионеров поддержать мало зарабатывающих детей или внуковстудентов Валентину Михайловну почти не касается. Обе ее дочери выращены, выучены и вполне успешны, живут они далеко от матери: одна дочь на Алтае, другая в Подмосковье, но каждый год навещают ее и стараются решить финансовоемкие житейские проблемы купили ей новый телевизор, провели в дом воду, установили телефон.

На питание Валентина Михайловна тратит денег немного, хотя каждый день покупает молоко у частника и кое­что в магазине. У нее свой огород и яблоневый сад. Свежие овощи, варенья и соленья значительным образом сокращают расходы.

Одной из самых затратных статей ее пенсионного бюджета остается закупка дров. Каждый год она собирается уехать зимовать к младшей дочери, но, купив дрова, снова остается дома.

Грядущей прибавке пенсии она, конечно, рада, но говорит об этом без горящего взора.

КОШЕЛЕК У ЖЕНЫ

Мужчины на прибавку пенсии реагируют совершенно оригинальным способом, может, не все, но те, с которыми мне пришлось общаться, ответили примерно одинаково:

А чего радоваться? Кошелек все равно у жены, как клянчил тридцатник на пиво, так и буду клянчить.

Да нет, тридцатником теперь, пожалуй, не обойдешься, ценыто вон как прыгнули, сегодня на рынке за бутылку подсолнечного масла уже пятьдесят три рубля требуют.

Вот поэтому и не люб­лю я эти прибавки. Сидят все торгаши, будто крысы, и ждут, когда правительство старикам косточку кинет, чтобы тут же на эту косточку кинуться и отнять, да еще и руку отхватить, если получится.

Выходит, ты пенсии не ждешь и размером прибавки не интересуешься?

Почему не интересуюсь? Пенсия по старости вроде как на триста шестьдесят рублей вырастет, если не обманут, конечно. У жены да у тещи вот и семьсот двадцать рублей. Кроме того, теще восемьдесят три года, ей тоже чегото обломится. Сам я инвалид третьей группы, получаю пенсию всего тысячу с небольшим, хоть и отпахал на тракторе около сорока лет, здоровье потерял, работать больше не могу, вот и сижу на шее у жены с тещей. Правда ли, нет ли, но высмотрел по телевизору, что инвалиды третьей группы будут около двух с половиной тысяч получать вот хорошо бы, тогда можно будет у жены не на пиво, а и на чекушечку после бани поклянчить. Как ты думаешь?

Так ты же инвалид!

Инвалиды что, не люди? Новыйто премьер слышала, что сказал? Он считает, что люди, трудившиеся всю свою жизнь, должны жить достойно. А без чекушечки после бани какая жизнь?

Соглашаюсь и обещаю фамилию моего собеседника не выдавать, стесняется, но не чекушечки после бани, а такой унизительно маленькой пенсии.

КАК УВЕЛИЧИТЬ ПЕНСИЮ

Это знают все более или менее молодые пенсионеры. Чтобы не ждать милости от государства, надо работать и работать, прибавляя каждый год к своей пенсии пятьдесят, семьдесят, а то и все сто шестьдесят рублей, как похвасталась недавно одна школьная директриса.

Встретившись на улице Пошехонья с Людмилой Ивановной Русаковой, мы сначала начали разговор с обсуждения моих последних статей, напечатанных в газете «Золотое кольцо». Оказывается, Людмила Ивановна газету очень любит, давно ее выписывает, читает всю от первой до последней страницы, а потом еще носит читать родителям. Особенно интересуется отец Дмитрий Павлович Пенин, который всегда занимал активную жизненную позицию. Будучи в преклонном возрасте, а он участник Великой Отечественной войны, Дмитрий Павлович совсем недавно перестал трудиться, последние годы работал страховым агентом.

Людмила Ивановна тоже имеет полувековой стаж работы в образовании, сорок лет отработала в Пошехонском сельхозтехникуме. Последние годы работает со студентами филиала Рыбинской авиационной академии.

И ей задаю нескромный вопрос: изменит ли что­нибудь в ее жизни грядущая прибавка?

Семь­то рублей? гневно восклицает она.

Почему семь?

Ну семьдесят, какая разница, цены давно уже все прибавки съели.

Да нет же, прибавят вроде семь с половиной процентов. Если у вас хорошая пенсия...

Она перебивает меня:

Откуда хорошая? Ни стаж, ни грамоты, ни звание заслуженного достойной пенсией меня так и не обеспечили. Вот и работаю, зарплата небольшая, но все же хочется внукам помочь.

Моя знакомая, слышавшая наш разговор с Людмилой Ивановной, сказала:

Бога не боятся наши правители. Вон храм восстановили, колокола новые поставили красиво. А не думают о том, что скоро некому будет в этих самых храмах молиться, людито мрут как мухи...

Комментарии к статье:

Имя * (до 50 символов):
Комментарий * (до 500 символов):

Для зарегистрированных пользователей ограничения по количеству символов в тексте комментария нет.